Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)

5 октября уголовный розыск в нашей стране отметил свой 100-летний юбилей. В этот день 1918 года в структуре Народного комиссариата внутренних дел молодой советской власти было создано Центральное управление уголовного розыска. Журналисты «ВС» не могли проигнорировать столь знаменательную дату и встретились с известным и уважаемым в республике оперативником, полковником в отставке Владимиром Ширяевым, всю свою жизнь посвятившим борьбе с криминалом. Оперативник уголовного розыска, первый начальник 6-го (бандитского) отдела МВД Мордовии, замначальника УБОП МВД РМ, cтарший оперуполномоченный по особо важным делам Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД России, и наконец - старший оперуполномоченный по особо важным делам Волго-Вятского РУБОПа. Разговор получился крайне интересным.

«Карманная профессия» - В уголовный розыск я пришёл сразу по окончании школы в 1965 году. В школе занимался самбо, имел опыт прыжков с парашютом и хотел быть летчиком. Но помешала давняя травма, из-за которой подпортилось зрение.

Так как меньше чем на ВДВ я был не согласен, решил с армией повременить и поступил в Горьковский юридический всесоюзный заочный институт. Когда вернулся в Саранск, вошёл в состав оперативного комсомольского отряда. По сути - те же дружинники, но мы работали в тесной связке с уголовным розыском, так что и работа у нас была серьёзнее. Тогда нас курировал Густав Михайлович Дунюшкин - начальник отдела по делам несовершеннолетних. Тем, кто поступил на юридический, он предложил вступить в группу по противодействию карманным кражам. Данная проблема в то время стояла очень остро - серьёзность положения на этом участке подтверждает изданный тогда специальный приказ МВД СССР. В Москве также была создана группа по работе с карманниками, которая курировала весь Союз.

Во второй половине 60-х в Саранске промышлял известный вор-карманник Слава Кожурин. Парень из хорошей семьи, с отличием окончил школу, учился в техникуме… До сих пор не могу понять, что толкнуло его на уголовную дорожку. Своими ворами-карманниками была знаменита и 20-я школа, отношение к которой имела целая группа несовершеннолетних. Но были у них и свои старшие «учителя» по кражам.

Много из карманов и кошельков горожан повытаскивали денег воры-гастролёры. Саранск от них просто трещал: у нас бывали горьковские, куйбышевские, меликесовские, даже этнические карманники-цыгане из Чапаевска… Например, приходит оперативная информация, что на станцию в Рузаевку поездом Куйбышев - Пичкиряево прибыла бригада карманников. Мы начинаем работу. Как правило, стратегия у них была такая: тройка воров выходит на «дело», один исполнитель и двое на отвлечении. Наша задача состояла в том, чтобы их сначала вычислить, а затем задержать на месте преступления.

Основными их маршрутами в столице Мордовии были автобусы 6 и 9. Они проходили через «стратегические» места: Центральный универмаг и вещевой рынок на улице Гагарина. За один день большая бригада из 15-20 воров могла совершить огромное количество краж.

Особо облюбована карманниками была остановка у перекрёстка улиц Гагарина - Полежаева. Сюда они приезжали и распределялись по различным маршрутам. В милиции в то время с транспортом было нелегко, наша группа, например, работала на мотоцикле еще военного образца. На нём и объезжали остановки. Намётанный глаз оперативника моментально отыскивал среди обычных граждан вора. Приметы были такие: одежда с заделом на шик, что называется, с претензией. У мужчин - длинное кожаное пальто, у женщин - дорогие шубы, яркий макияж. Но бывалый милиционер быстро замечал и особое поведение вышедших на дело, да и воровские татуировки, скрытые за этим маскарадом.

Ещё одна отличительная манера - сидеть на корточках особым способом. Это результат многолетней лагерной привычки. Во время этапов заключённых конвой при остановках ставил на корточки: при таком положении икры деревенеют, и резко встать и побежать становится проблематичным.

Но карманников мало заметить, задержать на месте преступления - вот главная задача. Всё происходило молниеносно: вор завладевал кошельком жертвы, тут же передавал добычу подельнице, и та быстро ретировалась. Даже если поймать карманника за руку, но уже без кошелька, его привлечь не получится. А его напарницу попробуй обыщи! И даже если найдёшь, она скажет, что кошелёк нашла, а своего подельника впервые видит. Надо было брать их непосредственно в момент передачи краденого, а ещё лучше сфотографировать сам процесс. Хотя сделать это в переполненном автобусе было очень сложно, но мы как-то умудрялись фиксировать преступления. Опасными бритвами, «вмонтированными» в отрощенные ногти лезвиями и заточенными монетами воры резали сумки, карманы, ридикюли жителей Саранска. Их мастерство доходило до того, что могли незаметно извлечь деньги из самого, казалось бы, укромного места - из женского нижнего белья. Был в то время такой способ обезопаситься от воров, но и он не спасал. Наводчица зорко следила за потенциальными жертвами в женских туалетах станций, вокзалов, а потом сообщала исполнителю, у кого и где что спрятано. Многих карманников опытные работники милиции даже знали в лицо. Однажды, в очередной раз задержав бригаду иногородних гастролёров, я поинтересовался у одного из них, почему с ними нет нашего старого «знакомого» - известного вора. Задержанный рассказал любопытную историю. Оказывается, в Куйбышеве тот нарушил неписаные воровские законы. - «Мы ему сколько раз говорили: вору - воровское! А он на трамвае у военного офицера пистолет срезал! (К слову, по воровским понятиям, вор не должен брать в руки оружие.) А когда спрыгнул с трамвая, тут же попал под встречный. Насмерть». Воровская кара настигла нарушителя традиций, что называется, на месте преступления.

Некоторые воры даже шли с сотрудниками на контакт и порой вели задушевные беседы и рассказывали про криминальный мир СССР. Могу отметить, что идеология и философия у них были очень глубокие. Например, возьмём традицию делать наколки на религиозные темы. «Как же так, - недоумевали мы, - ведь сказано: не укради!». «Книгу читал? - объясняли воры, имея в виду Библию. - Кого Иисус с собой в царствие небесное взял с креста? Вора! И судил их один прокуратор-прокурор!». Это какая-то надежда криминальных деятелей на всепрощенчество? Все эти наколки храмов, тяжеловесные золотые кресты на цепях у бандитов все равно не спасают от справедливого возмездия.

«Герой боевика» - Раскрытие любого преступления - труд коллективный. Как-то нам поступил сигнал, что совершено разбойное нападение на магазин в посёлке Кемля, грабитель передвигается на машине УАЗ-469 с большой эмблемой на борту. Буквально через час ситуация повторяется уже в посёлке Смольный - такое же нападение на магазин. Приметы - чулок на голове, огромный пистолет, одет в кожаную куртку, джинсы и остроносые ботинки. Стали отрабатывать машину. Оказалось, что в Мордовии работала геодезическая группа, и неделю назад от гостиницы «Саранск» у них был угнан служебный транспорт со всеми находящимися внутри приборами. Именно на этой машине с эмблемой и передвигался разбойник. Но он явно не знал, что среди геодезического оборудования были приборы, конструкция которых содержала изотопы обедненного урана. Ситуация была серьезная, все могло обернуться радиационным заражением.

Геодезисты, понимая всю опасность ситуации, для поиска машины предоставили нам свой вертолёт. Мы по воздуху осматривали район поисков. Время полёта подходило к концу, но машины нигде не было видно. Пришлось садиться около одного из выставленных милицейских блокпостов. Вскоре по рации приходит информация, что машина обнаружена недалеко от Ичалок. Мы всей группой в составе следователя, судебного эксперта и водителя на машине отправились к ней. Проехав несколько километров, я заметил на обочине молодого парня, который голосовал, пытаясь поймать попутку в Саранск. Интуиция сработала быстро: «Это он!» - подумал я. И настоял, чтобы мы развернулись и проверили «путешественника». Как только мы стали подъезжать, он открыл по нам огонь и бросился в поле. Когда мимо головы проносятся пули - они «жужжат», а здесь от его выстрелов воздушной волной аж волосы на голове вздымались - как от направленного в лицо фена. Что же у него за оружие? И выстрелы звучали необычно громко. Я стрелял в ответ, мы стали его преследовать. Так, перестреливаясь, мы добежали до электроподстанции, где его и окружили. Мне удалось сбить его с ног, но во время борьбы, уже лёжа на земле, ему удалось выхватить охотничий нож - тот был весь в солидоле, он его только что «добыл» в магазине. Пришлось успокоить его ударом рукоятки пистолета.

Преступником оказался молодой парень, недавно вернувшийся из армии к себе в Ромодановский район и решивший заняться разбоем. Примечательно, что до этого он даже не был судим. А стрелял он в нас из ракетницы, переделанной под стрельбу оружейными патронами, которые он начинил рублеными гвоздями и болтами. Специально сделал себе патронташ через плечо, купил кожаную куртку и вообще выглядел как заправский герой боевика. Но, кстати, вопреки всем правилам конспирации был в ярко-оранжевой рубашке. Вот эта оранжевая рубашка его и сгубила, я ее сразу заметил на парне, что голосовал на обочине. Хотя свидетели разбойных нападений ее почему-то не усмотрели.

Труп в сливном коллекторе - Однажды в водосбросе у станции Посоп всплыл труп. С нами на место прибыл заместитель начальника уголовного розыска Константин Григорьевич Кормилицын. По татуировкам на теле сразу становилось понятно, что перед нами бывалый сиделец: помимо наколки в виде оскала тигра на груди, погон на плечах, на ногах были надписи: «Куда идёте? Е...ть ментов!». Мой любимый шеф Григорьич так высказался: «Ну так до…б ментов, что сам в говне оказался». Какая ирония судьбы - этот тип с такими наколками нашел свое последнее пристанище среди всяких отбросов в сливном коллекторе!

Труп был явно уже не свежий, экспертам пришлось помучиться с дактилоскопией. Но всё-таки была установлена личность судимого. После очередной отсидки он проживал на улице Крылова. На путь исправления он становиться не стал, а занимался разбоем - поджидал на остановке возвращавшихся с ночной смены, преимущественно женщин, и грабил под угрозой ножа или изнасилования. Вскоре стало известно, что некоторое время назад люди видели, как он приставал к женщине на улице Осипенко, даже повел ее в посадки. Но вроде бы она сумела уболтать преступника, прикинулась, что сама заинтересована в знакомстве, и назначила встречу позже. Бывалый зэк проследил, где она живёт, и через несколько дней заявился без приглашения в гости. Самой женщины дома не оказалось, но в квартире был ее 14-летний сын с двумя одноклассниками. Тогда визитер решил «прессануть» пацанов, начал угрожать им ножом, требуя деньги. Но и подростки оказались не робкого десятка: похватав кухонные ножи, они набросились на вымогателя. И в итоге забили кухонным топориком бывшего зэка. Правда, после не нашли ничего лучшего, как спрятать труп на чердаке. Пока тащили бандита наверх, тот неожиданно очнулся и начал угрожать, что все равно их всех поубивает. Тогда один из мальцов саданул его по темени кирпичом, и зэк затих окончательно.

Когда через несколько дней с чердака начал доноситься характерный запах, подростки ночью в простыне перетащили труп через дорогу и сбросили в люк коллектора рядом с военной базой. Сточные воды под всем городом протащили его до водосброса, где он и всплыл по весне.

С убийства дело переквалифицировали на превышение необходимой обороны, суд принял во внимание все обстоятельства, и пацаны ушли на условное. Всем было понятно, что выбора у них тогда особо не было: либо он их, либо они его.

Ордена и шампанское - К нам в уголовный розыск поступил сигнал о том, что у нескольких ветеранов войны мошенническим способом похитили ценные ордена. Два хорошо одетых человека приходили к награждённым, представлялись работниками обкома комсомола и убеждали передать им ордена, якобы для выставки. Само собой, потом они просто скрывались с добычей. Преступники брали ордена Ленина, за один день они обманули трех ветеранов в Саранске.

Я сразу понял, что это гастролёры. Отработав в Саранске, они отправились в посёлок Умет, откуда вскоре также поступило аналогичное заявление о похищении орденов. Вскоре, опросив в Умете свидетелей, удалось найти местных жительниц, так сказать, с пониженной социальной ответственностью, которые рассказали, что недавно хорошо провели время с двумя молодыми людьми, подходившими под описание мошенников. Девушки, как потом оказалось, даже в номере машины ошиблись только на одну цифру, и по их описаниям эксперт-криминалист составил весьма точные фотороботы преступников.

По полученной информации, гастролёры после Мордовии на своей «шестерке» поехали обратно в Куйбышев, по пути наведавшись к еще одному ветерану в совхозе «Рязанский». За ними отправились и мы. Как только мы показали коллегам из уголовного розыска фотороботы, те сразу узнали старых знакомых. По их оперативной информации, это были опасные деятели, которые «ходили» под местным вором в законе по кличке Лохматый. Тот был большим ценителем искусства: организовывал кражи старинных икон, картин, другого антиквариата и ценностей. Но у наших коллег из Куйбышева никак не хватало улик, чтобы его «зацепить». Мне тогда прямо сказали: добудешь материал на Лохматого - поставим ящик шампанского и ящик коньяка.

Мы в Мордовии предъявили потерпевшим фотографии этих «комсомольцев», и они опознали преступников. Собрав доказательную базу, приступили к задержаниям: время было дорого, ордена через Лохматого могли сплавить перекупщикам за границу, была такая информация. Причем все похищенные ордена, кроме одного, были уже в руках криминального авторитета.

Но когда делали обыски у «комсомольцев», мы никак не могли найти этот орден. У одного перерыли весь частный дом, но всё безрезультатно. Уже перед уходом моё внимание привлекла старая рваная фуфайка, которая висела вся в курином помете в курятнике. Казалось бы, ну чего в ней примечательного? А я решил проверить. В кармане этой фуфайки и лежал завернутый в целлофан орден. Если с двумя исполнителями всё было понятно, то главного заказчика - вора Лохматого - так просто было не взять. Он был не дурак и явно не хранил у себя похищенное. А организовать за ним наружное наблюдение, чтобы взять при передаче «товара», было очень трудоемким делом, да и успех был не гарантирован. Но нам помог случай. С коллегами, Борисом Границиным и Николаем Царьковым, расстроенные, мы пошли уже поздно вечером убедиться, выехал ли Лохматый в Москву. И увидели, что он собирается в дорогу, укладывает вещи в машину. Все, сейчас уедет, и - прощай, ордена и другие улики. Но тут неизвестно откуда взявшийся огромный самосвал ЗИЛ, громыхая по мостовой, со всего разгона впечатывается в машину Лохматого. Тот еле отскочил от машины, кидается к водителю, а из самосвала вываливается абсолютно пьяный молоденький милиционер! Вор набрасывается на него с кулаками. В итоге на обоих составили протоколы - и на пятнадцать суток. За это время мы смогли обнаружить у Лохматого все вещдоки, которые привели его на скамью подсудимых. Кстати, он так и не поверил мне, что вся история с ЗИЛом была не подстроена, а явилась чистой случайностью. А шампанское и коньяк коллеги нам действительно поставили…

Пропавший лыжник - Приходилось в уголовном розыске заниматься и делами, не связанными с криминалом. В 1983 году зимой нас срочно вызвали в отдел в воскресенье. Накануне на Юго-Западе 12-летний мальчишка поехал кататься в лес на лыжах и пропал. Все отнеслись к делу серьёзно, ведь морозы ночью стояли до минус 25 градусов. Кроме личного состава на поиск выдвинулись и спортсмены-лыжники.

Следов в лесу в те выходные было очень много. Но родители мальчика сообщили, что на одной из лыжных палок сына отсутствовало ограничительное кольцо, а это значит, что она оставляет характерный след. Это была хоть какая-то примета.

Мы на машине выдвинулись в район поиска. Вскоре на лыжне обнаружили костерок и те самые следы от палки без кольца. Видимо, здесь подросток ночью грелся. Далее следы вели не в сторону города, а в сторону ключарёвских дач. Сугробы, сильный мороз… Мы очень опасались, что мальчишка просто замёрз. Территорию распределили по квадратам и приступили к поискам.

И вскоре я услышал голос работника нашей дежурной части Виктора Краснова: «Есть! Нашёл!». Мы побежали к нему. Мальчишка догадался забраться в домик, нашёл там ворох одежды, попытался им укрыться. Он совсем ослаб, сильно замёрз, но всё-таки был жив. До машины около километра, и мы побежали напрямик с парнишкой на руках - передавали его друг другу. Когда я нёс его на плече, успел спросить: «Как зовут?». «Селый», - едва шевелящимися губами произнес пацан. «Теперь не бойся, Серый, скоро всё будет хорошо». Мы доставили его в детскую больницу на Полежаева. Уже потом, после осмотра, врачи рассказали нам, что если бы мы промедлили хотя бы на час, мальчика было бы уже не спасти. Но все закончилось хорошо, он поправился. Поэтому не стоит думать, что уголовный розыск занимается только убийствами и грабежами. Такие случаи тоже являлись нашей работой.

Жертва без головы - Одно из расследованных преступлений поражало своей жестокостью. В Саранске в речке под химмашевским мостом были обнаружены части расчлененного тела женщины. Не было только головы. А как тогда установить личность погибшей? На помощь пришли криминалисты, которые выявили у жертвы залеченную травму ребра. Мы сделали запросы в больницы и получили список пациентов, кто обращался к врачам с похожими травмами. Одна из пациенток, чуть за сорок, подходила под все параметры. Мы пришли к ней в частный дом и выяснили у ее сожителя, что дама пропала уже несколько дней назад, где она, он не знает. А мужчина был с характером, отставной летчик. Тогда мы просветили специальным прибором подпол дома и обнаружили на стенах характерные потеки. Это была кровь. Ее смыли на полу, а на стены подпола она все-таки просочилась. Стало ясно, что убийство было совершено в доме жертвы. И подозрение сразу пало на сожителя. Но головы-то нет, и летчик держался уверенно, хотя было видно, что это давалось ему огромными усилиями воли. Мы придумывали десятки комбинаций, которые могли бы выбить его из равновесия, но тут же отвергали из-за потенциально слабой результативности. Но мы все-таки раскололи его. Он признался, что преступление совершил спонтанно, был обычный бытовой конфликт, и он ее ударил ножом. Чтобы скрыть преступление, решился на расчленение тела. Останки он завернул в холщовый мешок, незаметно вынес из дома и бросил в реку. А голову вместе с утюгом положил в другой пакет и также выбросил в реку. Он и место указал. А как достать - загадка, вода там мутная, водолазы ничего не обнаруживали. И все-таки мы догадались - с помощью самодельного трала нашли на дне речки эту страшную улику…

Экономика определяет преступность - Меня в свое время называли самым старым опером. С оперативной работы на руководящие должности я ушел довольно поздно. Успел поработать в знаменитом Управлении по борьбе с организованной преступностью, которое сейчас реорганизовано и вошло в состав Уголовного розыска. Кстати, когда эта структура создавалась, основная масса специалистов пришла к нам как раз из Угро. Именно работники уголовного розыска уже в 80-х годах обращали внимание на то, что необходимо менять методы работы, так как начинает формироваться новая, до этого не проявлявшая себя организованная преступность. В 80-х годах прошлого века стало много так называемых цеховиков и кооператоров, а значит, и больших денег, нажитых нелегально. Это спровоцировало бандитов организованно их «доить». Именно тогда понятие вора в законе стало коренным образом меняться. Они освоили стезю экономических преступлений. Воры стали использовать «отморозков», чтобы крышевать «цеховиков» и кооператоров. Так создалась параллельная экономика, которая могла вполне конкурировать с легальной. Старшие криминальные деятели стали обучать молодняк, советовали, что может быть использовано в драке, но не может быть признано оружием. Сначала у них в ходу были опасные бритвы, молотки, небольшие туристические топорики, которые наносили страшные, порой смертельные раны, но холодным оружием не являлись. А чуть позже они обзавелись стволами.

Свои уличные конторы появились в конце 80-х годов прошлого века и в Саранске. Вернувшиеся из армии парни не узнали свой город, в котором все большую силу стала набирать «улица». А если учесть, что многие из парней получили даже боевой опыт на войне в Афганистане, в обиду они себя давать не собирались. Многие из них занимались спортом (кстати, конторщики поэтому называли их «быками») и были большей частью с Химмаша. А их «уличные» противники - с Юго-Запада.

Конфликт нарастал. Стороны даже договорились о «стрелке». По своим каналам мне стало известно об этой встрече, и я старался отговорить «спортсменов». Объяснял, что их противники не будут «играть по правилам». Но ребята были очень самонадеянны. В итоге на «стрелку» юго-западские не явились. Расслабившись и решив, что их побоялись, «быки» пошли на танцы в Пушкинский парк. По окончании они вместе с девушками отправились на площадь. Но тут с двух сторон грянули выстрелы из обрезов. Тех, кого не ранило, конторщики били топорами. Двух самых активных порубили насмерть.

Криминальный основоположник - Пожалуй, самым известным идеологом бандитского движения Саранска был Рашид Манеров. Становление его криминальной карьеры происходило, можно сказать, параллельно с моей оперативной работой. Первый раз он попал в разработку ещё в то время, когда я работал в Саранском ГОВД.

Первая же наша «очная» встреча состоялась, когда я работал в уголовном розыске. В гостинице «Саранск» был обнаружен труп девушки с перерезанным горлом. Это была студентка-заочница, которая приехала к нам на короткое время учебы. Стали устанавливать обстоятельства преступления. Свидетели показали, что к ней в номер часто захаживал определённый субъект. Вскоре мы его вычислили - это был Рашид Манеров. Под давлением собранных улик он рассказал, как все случилось. Пока девушка была в ванной, он шарил по ее вещам и не заметил, как та вошла в комнату. Она видела, как кавалер вытащил серьги из её тумбочки, и пригрозила, что обратится в милицию. В итоге он ее «писанул» по горлу опасной бритвой, так это называется на воровском жаргоне.

Из зоны Манеров вернулся уже заматеревшим уголовником. И относился ко мне по-особому, называл «крестным отцом», поскольку именно я обеспечил ему первую серьезную ходку. Выйдя на волю, он обнаружил, что времена сильно изменились и теперь в Саранске есть чем поживиться, стал сколачивать банду. «Если есть «нэпманы», значит, должны быть и хищники, - говорил мне Манеров в наших беседах. - Так почему бы мне их не трепать». На Юго-Западе он выбрал из молодых отморозков, как он выражался, самых отчаянных. Его выбор пал на группу братьев Горемыкиных, из которой он сделал первую организованную бригаду бандитской направленности в городе.

К обучению своих подчинённых Манеров подошёл со всей серьёзностью. Он рассказывал им, как уходить от следствия, как вести себя на допросах, мы даже находили у них учебники по психиатрии, судебной медицине. Они учились, как закосить в случае чего под психа. Сам Манеров это тоже практиковал. К слову, и некоторым его «воспитанникам» действительно пришлось так поступать. Милицейский следственный изолятор сидевшие там бандиты в то время уже успешно «освоили» - ухитрялись передавать оттуда «малявы», получали ответы и т.п. Тогда мы договорились с КГБ, что особо опасных будем держать у них в следственном изоляторе на улице Льва Толстого. Так там один из братьев Горемыкиных, чтобы продемонстрировать свою невменяемость, во время допроса перепрыгнул через стол следователя и со всей силы впечатался лбом в железный сейф. Его пришлось поместить в специальную камеру с мягкими стенами, которую мы называли «музыкальной».

Первые ОПГ - Параллельно с юго-западской группировкой Манерова образовалось криминальное сообщество «Светотехстрой». Там, как и на Химмаше, сначала тоже было немало бывших спортсменов. Начинала их группа с мелких преступлений - «трясли» деньги с людей за «прописку», за право появляться в их районе и т.д. Свои боевые навыки они тренировали в светотехстроевском лесу, у них даже появился свой «устав».

Но всё-таки это были начинающие преступники, а не серьёзные бандиты, и часто с ними можно было вести разговор. Например, я звонил одному из их «старших» и говорил, что в районе светотехстроевского леса были слышны выстрелы. - «Наверняка твои «тренировались». Если завтра не сдашь «стволы», я их все равно найду и посажу ребят». И на следующий день по дороге с обеда мне под ноги из машины бросили пакет с четырьмя пистолетами.

Вообще, со светотехстроевскими иногда даже никакой оперативной информации не требовалось: меня же в основном знали. Если к человеку нормально относиться, тогда и он тебе всё расскажет, и даже жёны тех же участников группировки давали очень ценные сведения.

Воровской, оголтело бандитской направленностью отличалась группировка «Юго-Запад». Вот они очень хотели мою агентуру отыскать. Одного своего даже казнили, хотя он ко мне отношения никакого не имел. Заподозрили в связях с милицией, вывезли за город, перед смертью выкололи глаза, отрезали уши. Пытали: «Признавайся! Ты работаешь на Ширяева!». Потом в процессе следствия стало ясно, что это был только повод, на самом же деле бандиты сводили собственные счёты, как пауки в банке.

Но времена менялись. Тот же Денискин в группировке «Светотехстрой» сначала не имел большого веса, торговал пивом, был на вторых ролях. А потом стал предъявлять претензии хранителю общака группировки Борцухе - Владимиру Борцову, которого впоследствии убили. И есть обоснованные предположения, кто это сделал. Но обоснованные не значит доказанные. Его застрелили прямо на пороге квартиры, когда жена была в спальне. При выезде на место убийства я зашёл в квартиру и увидел в прихожей тело Борцова в одних плавках (он готовился ко сну) с огнестрельным ранением в грудь. Запомнилось, что из руки он так и не выпустил книгу с характерным названием «Мент поганый» Николая Леонова. Я сразу к жене - кто приходил? Она никого не видела, но заверила, что Борцов ночью открыл бы дверь только знакомому.

Когда мы делали поквартирный обход, одна соседка рассказала, что видела выходившего поздно ночью из подъезда человека. Она в темноте не рассмотрела лица, но чётко видела, что тот был со светлой головой, одет в кожаную куртку. Но потом, когда она узнала, что речь идет об убийстве, категорически отказалась давать какие-либо показания из-за страха. Именно так, как описала женщина, выглядел Сергей Денискин по прозвищу Седой. И именно он после смерти Борцова стал держателем воровского «общака», начал вести всю финансовую деятельность. Чуть позже и другие его соратники по группировке - Александр Земсков и Игорь Постнов - пропали бесследно. Оба были близкими друзьями Борцова и подозревали в его убийстве как раз Седого.

Химмаш тоже не оставался без бандитского надзора. Здесь сначала хозяйничали Шиндяпинские, на которых смог распространить свое влияние все тот же Манеров. Но под его начало не пошёл другой химмашевский уличный лидер - Андрей Борисов. Тогда ему закинули в квартиру «коктейль Молотова». Кроме него там находились жена и четырёхлетний сын, которые тоже пострадали. Впоследствии Борисов смог подняться вверх по бандитской лестнице с помощью вернувшегося к тому времени с зоны Арюткина, который имел связи в криминальных кругах.

Но жадность губит. Арюткин самостоятельно организовал знаменитое нападение на автобус завода «Лисма», в котором перевозили зарплату для рабочих. Была похищена огромная по тем временам сумма в 6 миллионов рублей. И якобы он не захотел делиться с коллегами по бригаде. С Борисовым отношения обострились. Как мы знаем, оба в дальнейшем погибли в криминальных разборках. В конечном итоге все организованные преступные сообщества Саранска были нейтрализованы правоохранительными ведомствами республики, главари и участники получили длительные сроки заключения.

Сергей КОРНЕЕВ, фото Андрея КОНДРАТЬЕВА

Как вам новость?
смешно
нравится
так себе
печально
я в шоке