Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)

Суд вынес приговор по делу о смертельных объятиях артистов ансамбля песни и пляски

26 сентября в Октябрьском районном суде состоялось последнее заседание по громкому делу о гибели 36-летнего артиста народного ансамбля казачьей песни и пляски «Разгуляй» Дмитрия Зобнина. Он мерился силой с коллегой - 26-летним Романом Анашкиным. Более молодой оппонент в пылу схватки применил удушающий прием, Зобнин потерял сознание и скончался. Изначально следствие инкриминировало виновнику трагедии обвинение по статье «Причинение смерти по неосторожности», потом дело переквалифицировали на другую статью - «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего». И по ней Анашкину грозило уже до 15 лет неволи! Чем в конечном итоге завершилось судебное разбирательство - в нашем сегодняшнем материале.

«Следователь категорически запретил мне появляться на похоронах» На последнем заседании в зале суда собрались родственники погибшего Дмитрия Зобнина и немногочисленная группа поддержки Романа Анашкина - его друзья. - Анашкин, вам предоставляется последнее слово, - говорит судья. Подсудимый встает и полминуты молчит, потом вдруг произносит: - Можно я не буду говорить. - Ваша честь, можно перерыв 5 минут, - просит адвокат. Суд удовлетворяет эту просьбу. Адвокат Анашкина сказала несколько слов своему подзащитному, Роман отвернулся лицом к залу и молча просидел весь перерыв. После того как заседание возобновилось, Анашкин снова встал, чтобы произнести последнее слово: - Я знал, что мне придется говорить последнее слово, но все равно оказался морально к этому не готов, - едва слышно начал свою речь Роман. - Я признаю свою вину и уверен в правильности решения суда. Это шаблонные слова, которые, наверное, говорят все подсудимые. - Мы ничего не слышим, - из зала сказал отец погибшего. - За полгода, что шли судебные заседания, остались вопросы, на которые я хотел бы дать ответы. Меня спрашивали, почему я раньше не появился перед родителями Дмитрия Зобнина и не попросил у них прощения, - со слезами на глазах произносит парень. - На следующий день, когда меня отпустили из Следственного комитета, я начал искать контакты с родителями Димы. Хотел пойти на похороны, но следователь категорически запретил мне появляться на похоронах. Он сказал: «Не дай бог, что-нибудь случится с родителями, ведь они люди в возрасте». Уже после похорон через знакомого я нашел телефон одного из родственников Зобнина. Позвонил, но меня никто не хотел слушать. В дальнейшем мне больше не отвечали, наверное, внесли мой номер в черный список. Адвокат сказала мне: «Не нужно досаждать людям, они не хотят тебя видеть». Я прекрасно понимаю потерпевших - ну что со мной разговаривать! Я хотел попросить прощения у родственников, хотел участвовать в похоронах, но обстоятельства сложились таким образом, что сделать этого у меня не получилось…

«Я не знал, что это запрещенный прием» - Я знал Диму 10 лет. За это время у нас не было ни одного конфликта, - продолжает Анашкин. - Не могу сказать, что мы дружили, поскольку он был старше, но мы очень хорошо общались. Зобнин знал меня с 18 лет, периодически давал мне жизненные советы, подсказывал, как поступить в той или иной ситуации. Диму всегда характеризовали мужские поступки, действия, мысли. Дмитрий был мне не чужим человеком… Я не согласен с теми, кто говорил, что борьба между нами - это норма. Нет, это не норма, но в нашем коллективе она всегда была, правда, это был исключительно спортивный интерес. Все это вранье, что я якобы выкладывал в интернет ролик, как мы боролись. Неправда и то, что мы боролись из-за денег… Когда я взял в захват Диму, то сразу сказал: «Сдавайся!». Пересмотрите видеозапись, там слышно, что я предлагаю ему сдаться. То же самое говорил Виталий Простовилин, но Зобнин молчал. Он не дрыгал ногами, не стучал рукой о пол. Я не знал, что это запрещенный прием. Я очень сожалею, что не стало хорошего человека. Я полностью открыт перед судом и признаю свою вину. Сам себе этого простить не могу. Я принимаю все ругательства, которые летят в мой адрес со стороны родственников погибшего. Я виноват, я это заслужил. Простите меня, пожалуйста, за случившееся. Даже если не простите, знайте - я с вами на одной стороне.

«Не верю в искренность раскаяния Анашкина - это все артистизм!» Суд удалился в совещательную комнату для вынесения приговора. Тем временем журналист «ВС» задал несколько вопросов отцу погибшего Дмитрия Зобнина, 54-летнему Юрию Степановичу: - Скажите, вы поверили в искренность раскаяния Романа Анашкина? - Нет, конечно! Это все вранье, что он не мог найти нас и попросить прощения. Его друг и свидетель по делу Виталий Простовилин много раз был у нас в гостях и знает, где мы живем. А он говорит, что искал контакты с родственниками? Это все артистическая подготовка. Анашкин во время заседаний сидел, играл в телефоне, процесс полгода шел, и он не нашел времени, чтобы подойти и извиниться? - Какого наказания в прениях вы просили для Анашкина? - Я просил суд, чтобы по делу было вынесено справедливое решение. Он у меня сына убил, сегодня год, один месяц и 13 дней, как Димы нет. А он живет, пляшет в этой же организации. От стыда бы убежал, люди в другой город переезжают. Анашкин ходит вместе с Простовилиным, хихикает. Говорят, что все это ерунда и все они уладят. - Помимо удушения у Дмитрия был зафиксирован еще и перелом шейного позвонка? - Да, это так! Но почему-то об этом обстоятельстве в прессе никто не упоминал. Перелом шейного позвонка зафиксировали медики, приезжали две машины «скорой», и обе бригады врачей подтвердили эту травму. - Как вел себя Анашкин на протяжении судебного заседания? - Спокойно, вовсе не нервничал, никаких слез не было. А сейчас артистизм показывает. - Адвокат Анашкина просила суд переквалифицировать дело с «Умышленного причинения тяжкого вреда здоровью» на «Причинение смерти по неосторожности»? - Да, адвокат просила суд переквалифицировать на менее тяжкую статью. Я с этим не согласен. Анашкин удушил моего сына, удерживал его 2 минуты 40 секунд. А он никакого сопротивления не оказывал, потому что был мертв. Еще адвокат то и дело меня спрашивала, буду ли я иск о возмещении морального вреда подавать? Я ей говорил, что вы все про деньги? Я должен сначала узнать, какое справедливое наказание понесет Анашкин. В последнем слове подсудимый хорошо говорил про моего сына, что Дима помогал ему советами, направлял по жизни, Анашкин его даже в друзья записал, а координат родных не нашел… Жду от суда справедливого приговора. Заметим, что в судебном заседании отец Дмитрия Зобнина и супруга погибшего просили суд взыскать с Анашкина по 3 млн рублей в пользу каждого в качестве возмещения морального вреда.

50 тысяч рублей за победу в поединке 12 августа прошлого года ансамбль «Лейне» вместе с «Разгуляем» выступали с концертом в Ичалках. После мероприятия поехали все вместе на автобусе в РДК. Коллеги отмечали успешное выступление, немного посидели, потом компанией переместились в кафе «Карма», а затем в клуб «Альпы». Самыми стойкими оказались Дмитрий Зобнин, Роман Анашкин и их 18-летняя коллега, и под утро компания отправилась в гости к знакомому Виталию Простовилину в квартиру по улице Ярославской. Там все и произошло… По словам знакомых, Дмитрий Зобнин после застолья нередко изъявлял желание с кем-нибудь «сразиться». В этот раз принял вызов Роман Анашкин, в свое время занимавшийся боксом. Заметим, что каких-либо конфликтов между мужчинами не было, коллег связывали приятельские отношения. Около 9 часов утра Дмитрий Зобнин предложил Роману Анашкину провести борцовский поединок и выяснить, кто из них сильнее. В шутку Зобнин сказал, что за победу в поединке полагается денежный приз в 50 тысяч рублей. Мужчины обсудили правила борьбы - договорились об условных сигналах для остановки поединка при сильных болевых ощущениях. Схватка проходила в детской комнате, во время борьбы Анашкин провел против Зобнина удушающий прием «гильотина». Роман удерживал шею Дмитрия между подмышкой и предплечьем, а ногами - тело соперника. Он намеренно перекрыл сопернику доступ кислорода и удерживал так его 2 минуты 40 секунд. От пережатия сонной артерии и асфиксии Зобнин скончался на месте. Перепугавшиеся коллеги срочно вызвали «скорую помощь». Однако приехавшие медики осмотрели артиста и развели руками - он был уже мертв. Дмитрий Зобнин выступал в ансамбле с момента его основания в 2003 году. Помимо творческой деятельности мужчина был ответственным за костюмы и реквизит. Коллеги по «Разгуляю» о погибшем отзываются только положительно - талантливый артист, надежный друг и просто хороший человек. У Дмитрия Зобнина остались жена Оксана и 13-летняя дочь. Такое же положительное мнение у артистов и о Романе Анашкине. Порядочный, неконфликтный, отзывчивый молодой человек. С детства увлекался танцами, посещал секцию бокса. Окончил филологический факультет Мордовского педагогического института. После учебы реализовывал себя в балете.

«Поединок на деньги - это были просто понты» - 12 августа я не ездил с коллективом в Ичалки на концерт, потому что работал диджеем на свадьбе в клубе «Альпы», - рассказал в суде Виталий Простовилин, хозяин квартиры, где произошла трагедия. - Коллеги позвонили мне и сказали, что отмечают концерт, предложили присоединиться, но я не мог - работа. Где-то в половине первого ночи ребята сами приехали в «Альпы», хотели попеть в караоке. Были Зобнин, Анашкин, Булычев и две девушки, Юлия и София. Ребята пели песни, общались, выпивали, но все были в адекватном состоянии, никаких конфликтов между ними не было. В 3.30 компания уехала из клуба, раньше других ушли Дмитрий Булычев и София Власова. Анашкин, Зобнин и Юлия договорились, что позже подъедут к Булычеву. Я закончил работу в 5 часов утра. Ребята позвонили и предложили присоединиться. Я поехал к Булычеву и заметил, что Зобнин, Анашкин и Юлия сидели на лавочке у дома Булычева, оказалось, что тот не открыл им дверь. Стали думать, куда пойти дальше. Тогда Зобнин предложил: «Едем к тебе, я знаю, у тебя жена с ребенком уехали». Мы с женой не так давно купили квартиру, ребята захотели посмотреть жилище. Вчетвером мы отправились ко мне. У нас к тому времени было полбутылки водки и две полторашки пива. Мы сидели и общались в дружеской обстановке. Около 8 часов утра мы с Зобниным вышли в подъезд покурить. Встретили соседа Алексея Чужайкина. Пригласили его посидеть с нами. Он выпил рюмку и ушел, сказал, что жена будет ругаться. Зобнин любил побороться после застолья и вскоре предложил мне борцовский поединок. «Давай поборемся, кто выиграет, тот отдает победителю 50 тысяч рублей», - шуткой предложил Дмитрий. Поединок на деньги - это были просто понты, ни у кого из нас такой суммы не было. Бороться в своей квартире мне не хотелось. Я стал отшучиваться: «Дима, ты здоровее меня, вставай в партер, тогда поборемся».

«Дима кряхтел и пытался вырваться, но у него ничего не получалось» - Мы прикалывались, а Рома Анашкин в это время снимал на телефон, как мы дурачились. Мы в компании часто снимаем забавные моменты на телефон, - продолжил Простовилин. - Дима отказался вставать в партер, сказал, что при девушке этого делать не будет. И предложил побороться Анашкину. Роман согласился. Парни стали раздеваться, Дима остался в трусах, а Рома в шортах. Ребята заранее оговорили правила поединка - при болевом приеме и окончании схватки нужно было постучать ладонью о пол. Это был сигнал об окончании борьбы. Я попросил ребят не бороться в зале, боялся, что они мне все там разгромят, тогда они переместились в детскую. Роман отдал мне телефон, и я продолжил снимать видео. Во время поединка Анашкин оказался на полу, а Зобнин сверху, но Роману удалось провести удушающий прием. Анашкин захватил шею соперника между подмышкой и предплечьем и стал удерживать. Дима кряхтел и пытался вырваться, но у него ничего не получалось. Кулаки у Зобнина были сжаты, в какой-то момент они разжались, я передал это Роману. «Все, я отпускаю!» - с этими словами Анашкин отпустил оппонента. Зобнин не дышал. Роман кинулся делать Дмитрию массаж сердца, мы вызвали «скорую». Дима не приходил в себя. Сначала приехала одна машина с медиками, потом вторая. Это не первый случай, когда Зобнин с кем-то боролся, он любил такие поединки. Как-то раз он боролся с коллегой в балетном зале РДК, они побили там зеркала. Еще вместе с Зобниным мы работали на стройке. У коллеги был день рождения, он пригласил всех в баню. Мужики отмечали двое или трое суток. Меня в этой компании не было, а Дима присутствовал. После празднования Зобнин пришел весь в синяках и ссадинах. Я поинтересовался, что произошло. Дима рассказал, что боролся в бане, когда отмечали день рождения коллеги. Еще кто-то из коллег показывал мне видео, где Зобнин после какого-то застолья борется на руках.

«Просто ребячество, ничего серьезного» - Мы с коллегами решили выпить пива после концерта, - рассказал другой свидетель, артист балета РДК Максим Ведяев. - Пили пиво в автобусе, когда ехали из Ичалок, потом в РДК, а затем переместились в кафе «Карма». Из кафе я ушел в 22 часа. На следующий день мне позвонил коллега Дмитрий Булычев и рассказал, что Зобнин и Анашкин боролись в квартире у Простовилина и кто-то кого-то убил. Я не поверил, сказал еще, что это плохая шутка. Позже позвонил Простовилину и поинтересовался, что же произошло. Он рассказал, что ребята дурачились, боролись. Анашкин во время борьбы с Зобниным провел удушающий прием. Дима стал весь бордовый и потерял сознание. Вызвали «скорую», но спасти его не удалось. Зобнин был любителем побороться, после того как выпьет. Правда, никаких конфликтов в компании не было, вся эта борьба - просто ребячество, ничего серьезного, все в шутку. Дмитрий часто рассказывал, что в юности занимался самбо. Он был крепким мужчиной, я верил в то, что он занимался единоборствами. Как-то раз в РДК Зобнин предложил побороться коллеге Сурайкину. Поединок проходил в балетном зале. Они тогда зеркала побили, потом еще восстанавливали за свой счет.

«Сын был мне первым помощником» - О том, что случилось 13 августа, я узнал от внука, а он связывался с Простовилиным, - рассказал в суде отец погибшего. - Сын должен был поехать выступать в Арзамас… В последний раз с сыном мы с женой разговаривали вечером 12 августа. Дима сказал, что едет с коллективом с концерта из Ичалок. После этого мы спокойно легли спать. Супруга Димы в тот день вместе с ребенком уехала в Рузаевку. Они перезванивались на протяжении всей ночи. Утром сын уже не брал трубку. Мы забеспокоились, стали обзванивать знакомых, товарищей, коллег. Дозвонились до Виталия Простовилина. Он сказал, что Димы нет в живых. Простовилин сказал, что сын боролся с Анашкиным. Сначала Дима его поборол, а потом Роман. В борьбе Анашкин его задушил. Потом я поехал в морг, и когда увидел тело сына, он был весь синий. После смерти прошло каких-то 4 часа, а он уже весь синий. Я таких трупов в своей жизни не видел… Ни Простовилин, ни Анашкин не друзья. Они танцоры, работали в ансамбле «Лейне», а сын - солист в «Разгуляе». От сына я слышал про Простовилина, они как-то вместе работали на стройке, а про Анашкина никогда не слышал. …Сын был мне первым помощником… - не мог сдержать слез мужчина. - Мы купили землю на улице Кузнецкой, десять лет строили дом, Дима активно мне помогал как с домом, так и с огородом. Работали с ним рука об руку. В последнее время он трудился на трех работах. У себя в квартире сын сделал прекрасный ремонт. Строил планы на жизнь, о смерти не думал. Дима, конечно, выпивал, но был всегда адекватен. Никогда не видел, чтобы сына в таком состоянии тянуло с кем-то побороться. Про него якобы говорили, что он занимался борьбой, ничем подобным он не занимался. Он у меня по жизни музыкант. Ходил в детскую творческую школу в кружок по баяну, по гитаре. В университете учился по классу фортепиано. То, что он самбист, неправда. …Я до сих пор не могу отойти от трагедии. Во время судебного разбирательства Анашкин предлагал родителям возместить моральный вред и передал по 200 тысяч рублей отцу и жене погибшего. - Вы готовы принять деньги? - поинтересовалась на процессе у отца Зобнина адвокат Анашкина. - Я сына на деньги не меняю, даже не разговаривайте на эту тему, - заявил Юрий Зобнин. - Позвольте, но вы же предъявили иск на 3 млн рублей. Как же тогда это понимать? - Из рук Анашкина за убийство моего сына я никогда не возьму ни копейки. Мы готовы добиваться компенсации только через суд. Как суд решит, так и будет.

Приговор В прениях гособвинитель просил суд назначить Роману Анашкину 5 лет в колонии общего режима из 15 возможных. Однако суд при вынесении приговора переквалифицировал тяжкую статью «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего» на статью небольшой тяжести «Причинение смерти по неосторожности» (до 2 лет неволи) и приговорил Романа Анашкина к 1 году колонии-поселения. Иск потерпевших суд удовлетворил частично, с подсудимого взыскано по 500 тысяч рублей в пользу отца Зобнина и супруги погибшего в качестве морального вреда. В качестве компенсации материального ущерба Анашкин должен возместить расходы на похороны - 127 тысяч рублей и 35 тысяч затраты на представителя. После оглашения приговора отец Дмитрия Зобнина заявил, что такой вердикт его не устраивает, он обязательно будет его обжаловать в апелляционной инстанции.

Алексей Николаев

Как вам новость?
смешно
нравится
так себе
печально
я в шоке