Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)

Жертвы «свадебного» расстрела требуют с Калашникова уже 2,8 миллиона рублей

В Рузаевском суде состоялось новое заседание по делу 42-летнего директора охотничьего магазина «Охот-Актив» Павла Калашникова. Он обвиняется в покушении на жизнь четырех человек и хулиганстве. Летом прошлого года у дачника Калашникова возник «территориальный» конфликт с жителями села Татарский Шебдас Рузаевского района. Местные отмечали свадьбу, купались в пруду и посмели отдохнуть на мостке Калашникова. Конфликт завершился радикальным действом - Павел взял ружье и открыл огонь дробью по гостям свадьбы. Ранения получили невеста Елена Ведяшкина, два родственника жениха и еще одна гостья.

«Я не согласен с предъявленным обвинением» - Здравствуйте всем! - бодрым голосом поприветствовал присутствующих Калашников, которого привели в зал конвоиры. - Как дела? - поинтересовался адвокат у подзащитного. - Обычно, - ответил подсудимый. После этого адвокат принялся что-то живо обсуждать с Павлом, а потом повернулся к сидевшим в зале родственникам Калашникова и поинтересовался у сестры подсудимого: «Защитником пойдешь?». - Пойду, - не раздумывая, ответила родственница. Едва начался процесс, как адвокат заявил ходатайство: - Прошу допустить в качестве защитника родную сестру подсудимого Ольгу Калашникову. Она имеет высшее медицинское образование. - Возражаю, сестра подсудимого не имеет юридического образования, к тому же интересы Калашникова защищает профессиональный адвокат, - высказывает позицию прокурор. Суд отказывает в ходатайстве. - Ваша честь, тогда у меня еще одно ходатайство, - говорит адвокат. - Прошу нам разрешить видеосъемку. Потерпевшие, за исключением Олеси Лапаевой, против. Гособвинитель также просит отказать. Суд снова отказывает адвокату в удовлетворении ходатайства, заявляя, что видеосъемка будет излишней, поскольку секретарь судебного заседания и так все записывает. Далее суд передает слово прокурору Юлии Архиповой. Она зачитывает обвинительное заключение. Опустим подробности, поскольку СМИ не раз сообщали обстоятельства происшедшего. - Подсудимый, желаете выразить свою позицию? - спрашивает судья. - Я не согласен с предъявленным обвинением. Свою позицию пока высказывать не буду.

«У меня еще не вынули одну дробь из щеки, она зашла за лицевой нерв» Суд переходит к допросу потерпевших. Первым вызывают дядю жениха - Артура Аникина: - Раньше с Калашниковым знаком не был, - рассказывает Аникин. - 29 июля прошлого года я приехал из Пензенской области в село Татарский Шебдас к племяннику Алексею на свадьбу. Мы отмечали торжество, а в обед пошли купаться на местный пруд. Никаких конфликтов ни с кем у нас не было. Вечером мы с гостями снова пошли на пруд купаться. Нас было человек 20. Все на одном общественном мостке не умещались, и кто-то перебрался на соседний, он находился на огороженной территории. Свободный доступ к нему был только по воде. Вскоре появилась жена Калашникова и устроила скандал. На их мостке находился один из гостей свадьбы Александр Рожков. Она его стала выгонять. Между ними произошла ссора, потом из дома вышел Павел Калашников, подошел к Рожкову и сбил его с ног ударом кулака по лицу. Я подошел к Рожкову, помог подняться и по мелководью отправил его к другому мостку. Потом я подошел к Калашниковым и сказал: «Извините, что помешали». Мы с гостями собрались и побрели с пруда домой. Я шел последним, остальные впереди. Вдруг из-за забора Калашникова раздались хлопки, я сначала подумал, может быть, салют. Потом увидел, что все засуетились, стали пригибаться, а Елена Ведяшкина и вовсе упала. Я поднял голову, хотел посмотреть, что происходит, но получил заряд дробью в лицо. Дробинки попали мне в лоб и скулу, - показывает мужчина. - Сознание помутнело. По лицу текла кровь. Кричал ли что-нибудь Калашников? Кричал что-то вроде - я убью вас или завалю. Меня отвели в баню, я умылся и перевязал голову полотенцем. Кто-то вызвал «скорую», и нас вместе с Еленой Ведяшкиной и Олесей Лапаевой отвезли в Рузаевку в больницу. - Что послужило причиной конфликта? - спрашивает прокурор. - Все произошло из-за жены Калашникова, которая раздула скандал из-за купания на их мостке. - На какую сумму вы заявили иск к Калашникову? - У меня еще не вынули одну дробь из щеки, она зашла за лицевой нерв. В больнице сказали, что при удалении дроби могут задеть лицевой нерв и есть вероятность остаться с перекошенным лицом. Мне рекомендовали сделать операцию в хорошей частной клинике, а на это необходимы деньги. Поэтому свой иск я оцениваю в 1 млн рублей. - Какие морально-нравственные страдания вы испытали? - У меня часто болит голова, ведь когда мне делали операцию, то раздолбили зубилом полчерепа. При этом мне предстоит еще одна операция. - Как просите наказать Калашникова, если суд признает его виновным? - На усмотрение суда. - Калашников вам как-то компенсировал причиненный вред? - Перед началом первого заседания его родственники прислали 30 тысяч рублей.

«Экспертиза показала 3,2 промилле» - Расскажите подробнее, как возник конфликт, - спрашивает Аникина адвокат. - Сашка Рожков залез на мосток Калашниковых, из-за этого у него произошел конфликт с женой Павла. Кто из них что говорил, я не знаю. - Сколько мужчин было с вашей стороны? - Четверо. - А за что вы пошли извиняться? - Я сказал, у нас сегодня свадьба, извините, что помешали. Потом мы с Калашниковым пожали руки и разошлись. - Кто-то из гостей свадьбы заходил на территорию участка Калашниковых? - Я не видел и ничего об этом не слышал. - У вас или у кого-то из гостей было оружие? - Нет, не было. - Что происходило, когда в вас попала дробь? - Я согнулся, присел. Слышал еще хлопки. Затем подбежала Татьяна Ведяшкина и забрала меня. - Сколько всего хлопков вы слышали? - Хлопков 10. - Много выпили на свадьбе? - Соответственно. - Чему? Согласно экспертизе, у вас обнаружено 3,2 промилле! Тогда как смертельная доза 2,5 промилле. - Ну, может, бутылку выпил. - А может, две или три? - Нет. - В каком состоянии вы находились? - Я был выпимши, на ногах-то я стоял, купался. - Сколько раз вам щеки резали? - Два-три раза. - Если дробь не нашли, может ,у вас там ее и нет. Почему вы в Рузаевке не стали операцию делать, а поехали в Пензенскую область? - Потому что врача не было. Когда нас привезли, вышел какой-то интерн или доктор, я не знаю. Помню, что он был черной нации… - Афроамериканец? - Да! Сказал, я еще не кушал, ложись в палату - жди. Доктор придет в понедельник и тебя осмотрит. Я собрался и уехал к себе в больницу в Пензенскую область.

«Меня ранили первой, дробь угодилав оба колена и в бок» Следующей давать показания суд вызывает невесту - Елену Ведяшкину: - Я хочу, чтобы мои показания зачитали, - заявила она с ходу. - Нет, мы хотим услышать ваш рассказ, вы, пожалуйста, соберитесь и начинайте, - просила судья. - Мы отмечали свадьбу, в 16 часов гости пошли на водоем купаться. Сама я не ходила, была в свадебном платье. Все было в порядке, гости вернулись, торжество продолжилось. Потом в 19.30 гости снова отправились на пруд купаться. Мне тоже захотелось на водоем, с мужем мы пошли домой переодеваться. Через 10-15 минут прибежал взволнованный Алексей Костин и заявил: «Там стреляют! Вызывайте полицию!». Мы с супругом и свекровью Татьяной Ведяшкиной пошли в сторону пруда. Мы увидели, что гости идут в сторону дома, а по ним стреляет Калашников. Он палил с веранды своего дома. Я видела у него в руках ружье. Общий смысл того, что кричал Павел, был таким: «Что вы пришли, идите отсюда!». Наши кричали в ответ: «Мы и так уходим, не стреляй!». - Сколько было выстрелов? - спрашивает прокурор. - 5-7. - На каком расстоянии вы находились от дома Калашникова? - 84 метра, - называет точное расстояние Елена. - Вас ранили первой? Куда вас ранили? - Меня ранили первой, дробь угодила в оба колена и в бок. Одним выстрелом меня ранило в одно колено, я побежала, затем дробь угодила в другое колено, и я упала. - Сколько всего дробин попало в вас? - 11 дробин, из них только две медикам удалось извлечь. Одна нога до сих пор болит. Мне еще предстоит операция по извлечению в другой больнице. - Кто был рядом с вами? - Рядом была Олеся Лапаева, ее ранило в грудь. Потом подбежала Татьяна Ведяшкина и увела меня за металлический забор. Мужчины помогли нам дойти до дома. - Из-за чего произошла стрельба? - В тот момент я не поняла, почему Калашников начал стрелять. Потом от гостей узнала, что произошел конфликт из-за мостка. Об этом мне рассказали Костины, Лобазин и Аникин. По их словам, ссору начала супруга Павла. Конфликт у нее произошел с одним из гостей - Александром Рожковым. - Деньги вам какие-то были перечислены от Калашниковых? - Да, мне перечислили 30 тысяч рублей. За вычетом этих денег я требую взыскать с подсудимого 570 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда. - Какого наказания требуете для Калашникова? - По закону. - Скандала с женой Калашникова при вас не было? - спрашивает адвокат. - Нет. - В какую сторону стрелял Калашников? - В сторону людей. - Забор у Калашниковых высокий? - Метра два. - Как вы видели Калашникова, когда он стрелял? - Я видела его туловище с ружьем. - Сколько мужчин пошли купаться во второй раз? - Шесть человек. - В кого конкретно стрелял Калашников? - В Татьяну Ведяшкину, Алексея Ведяшкина, в меня, в Олесю Лапаеву, в Артура Аникина, в Алексея Костина и его жену, в Андрея Лобазина, тетю Надю и в мою беременную тетку.

Во всем виноваты журналисты Еще до процесса в редакцию обратилась мать Павла Калашникова Серафима Павловна и заявила, что хотела бы высказать свою позицию по делу. Журналисты «ВС» встретились в суде с женщиной и предоставили ей такую возможность. Серафима Павловна находилась в окружении родственников. «Мама, не надо с ними общаться, - заявила супруга Павла Калашникова Елена. - Я уже общалась с ними, написали не то, что надо». - Вы хотите высказать свою позицию или нет? - уточнил журналист «ВС». - Сейчас я не готова, давайте потом. С Серафимой Павловной мы договорились созвониться на следующий день. Женщина уверяла, что написала целую речь, для того чтобы выступить перед общественностью. - Сноха и дочь отговаривают меня с вами общаться. Елена говорила, что вы написали совсем не то, что она вам рассказывала. - Разговор с Еленой записан на диктофон, и вы можете послушать запись и убедиться, что в публикации именно то, что она говорила. - Почему же она так говорит? - Видимо, потому что хотела видеть в газете только ее и ничью другую точку зрения на произошедший конфликт. - Журналисты написали, что мой сын расстрелял свадьбу. Как он мог расстрелять у себя в огороде свадьбу? Не он к ним пришел на свадьбу. Они, бандиты пьяные, пришли к нему на огород. Он не стрелял в свадьбу, а защищал семью! Вы понимаете, какая разница? Павла обвинили во всех преступлениях еще до суда, журналисты уже вынесли сыну приговор. А ведь сына только за ружье задержали (на самом деле Калашникова изначально задержали за хулиганство, а затем добавилась статья «Покушение на убийство» - прим. ред.). Это журналисты своими статьями отняли у меня и у детей полжизни. У нас большая семья. Я в семье десятая, у нас все военные, меня все знают, я учитель. Отец и брат воевали, ни предателей, ни алкашей в нашей семье не было… Никто не написал, а какой выход был у Павла, когда к нему домой пришла толпа пьяных людей. Что ему оставалось делать? - Может быть, выход был в том, что стоило вызвать полицию? - А как? Если они уже собирались подпалить дом! Пьяная толпа кричала: «Пали их!». - Версия о том, что местные собирались подпалить дом, подтверждения в уголовном деле не нашла. - В материалах уголовного дела фигурируют только свидетельские показания гостей свадьбы, а у нас и свидетелей-то нет. Жизнь - бумеранг, и каждому вернется, они это почувствуют. Уверена, что так и будет. Потому что все это несправедливо! За что? - Серафима Павловна, вы хотели выступить с обращением? - Не буду ничего больше говорить, вы уже и так все написали. Это журналисты во всем виноваты! На этом родительница Павла Калашникова, не прощаясь, бросила трубку. В какой-то степени понять женщину можно, любая мать встанет на защиту сына. Но разве это журналисты наливали Павлу Калашникову спиртное, а затем заставляли стрелять по людям? Или журналисты устроили скандал из-за того, что местные решили искупаться на мостике рядом с участком Калашникова?

Алексей Николаев

Как вам новость?
смешно
нравится
так себе
печально
я в шоке